Вы здесь

Историк моды Александр Васильев - о своих белорусских корнях


Историк моды Александр Васильев - о своих белорусских корнях, желании женщин сфоткаться с ним, унисекс и лабутэны

До 10 января в Национальном историческом музее по адресу ул. К. Маркса, 12 (с 11.00 до 19.00 без выходных) продлится уникальная выставка "Модная век", на которой представлены исторические костюмы из крупнейшей в мире частной коллекции Александра Васильева известного историка моды, искусствоведа, коллекционера, театрального художника, телеведущего программы "Модный приговор".


Экспозиция одежды и аксессуаров, которая охватывает период конца 19-го и весь 20-й век, состоит из более, чем сотни невероятных костюмов и нескольких сотен разнообразных аксессуаров, ювелирных изделий и бижутерии. Оригинальные исторические костюмы, созданные с высоким портновским искусным и тонким вкусом, переносят во времена, когда одежда была художественным произведением. Можно увидеть поистине уникальные костюмы от Поля Пуаре, Коко Шанель, Мариано Фортуни, Ив Сен-Лорана и других мастеров. В залах музея выставлены вечерние и бальные платья, одежда для торжественных церемоний, костюмы известных артистов театра и кино — Майи Плисецкой, Ольги Лепешинской, Натальи Фатеевой, Нани Брегвадзе, Лаймы Вайкуле...

Каждая вещь на выставке красноречиво расскажет о времени своего создания. Гармоничные наряды конца 19-го века заметно изменятся в начале 20-го. Главная реформа женского платья — освобождение от корсета — произойдет благодаря парижскому кутюрье Полю Пуаре. Не успеет в первом десятилетии 20-го века закрепиться утонченная эстетика моды "Прекрасной эпохи", как уже в 1914 году с началом Первой мировой войны о себе заявят удобство и практичность. Затем настанет эклектичный стиль ар-деко 20-х годов и эмансипация, которая дала женщинам новую свободу в одежде. Дальше — элегантные 30-е под руководством кутюрье Эльзы Скиапарелли и появление "модной" фотографии, затем — трагические 40-е с подчеркнутой простотой внешнего вида и военными мотивами. Последнее большое десятилетие Высокой моды — 50-е годы — прошло под знаком Кристиана Диора, Кристобаля Баленсияги, Сальваторе Феррагамо и стиля New Look. За этим — минимализм и футуризм 60-х (Пьер Карден, Ив Сен-Лоран, Эмилио Пуччи, Пако Рабан), и свобода 70-х годов с унисексом, хиппи, глэм-роком, диско (Ги Ларош, Кендзо Такада) . 80-е взорвались яркими красками и желанием самовыражения, а 90-е изменили все принципы модной индустрии, дали нам одежду, которая парадоксальным образом сочетает функциональность и подчеркнутую театральность (Александр Маккуин, Исэй Мияке, Жан-Поль Готье).

Выставка будет интересна для самой широкой аудитории. Стоимость билета — 8 рублей, школьникам — 6 рублей (для детей до 6 лет бесплатно).

Александр Васильев — создатель декораций для опер, театральных постановок, фильмов и балетов для многих театров и трупп. Он воспитывался в театральной среде, и уже в пять лет создал первые костюмы и декорации для кукольного театра. Первый спектакль-сказку "Волшебник изумрудного города" оформил в 12 лет. На юного художника сильно повлиял его отец — декоратор и создатель сценических костюмов для Любови Орловой, Фаины Раневской, Игоря Ильинского. В 22 года окончил Школу-студию Московского художественного театра. Работал в Париже, с ним сотрудничали театре Великобритании, Японии, Мексики. А коллекционером маэстро стал в 8 лет, когда после уроков нашел во дворе дома одного из переулков Москвы икону Николая Чудотворца написания 18-го века. С того момента мальчик постоянно прогуливался по помойкам, ведь Москву тогда разрушали, из коммунальных квартир жители переезжали в малогабаритные "хрущобы" и выбрасывали на свалку все "старое".

       Перед открытием минской выставки Александр Васильев встретился с журналистами и ответил на многочисленные вопросы. Надо заметить, весь его день был расписан по часам и ближе к вечеру он должен был устать держать улыбку, однако нет — лицо светилось, речь лилась. Мастер абсолютно метко заметил, что на открытие его выставки соберется существенное количество представительниц прекрасного пола, чтобы посмотреть не только на платье Майи Плисецкой от Шанель, но и на него самого. Что и говорить, среди журналистов тоже немало оказалось тех, кто хотел его рассмотреть. И расспросить, конечно же, о том о сем. Его ответы были лаконичными.

"Я был здесь много раз, проводил лекции, семинары. Мой дед родился в Молодечно, я из рода Гулевичей. Моя мать родилась на Могилевщине, на даче в деревне Шатилки. Так что у меня есть корни, связанные с вашей страной".

"Все костюмы очень трудно получить, хранить, реставрировать. Тот же шелк очень плохо переносит время, разрушается быстрее, чем другие ткани. Что было получить труднее всего, так это туфли Любови Орловой, их пришлось клянчить 25 лет. Но поскольку у меня много времени и терпения, что важно для коллекционера, то я никогда не бросаю задуманного".

"За последние пару веков, начиная с 17 века, очень изменилось производство, и многие детали больше не изготавливаются — паетки, бисер, стеклярус... Современный бисер вовсе не такого цвета, качества, формата. Отыскать тогдашние материалы очень трудно, но именно это и есть музейный уровень".

"Музейные экспонаты нельзя выставлять бесконечно. Текстиль очень не любит сильного освещения, он портится, ткани выгорают. Как-то в одном музее во время сильного ливня протекла крыша, белая от штукатурки вода полилась на платье. Пришлось его год реставрировать".

"Отбираю я вещи для экспозиции исходя из размера музея, тематики, возможностей. Дело в том, что некоторые платья на этих манекенах даже не застегнулись. По той причине, что объем талии 19 века — это 48—53 см. Манекены такого формата делаются исключительно в музейных мастерских. Но не все страны и города имеют подобный опыт. У нас была выставка наполеоновской эпохи, где платья настолько малы, что даже на подростковых манекенах они не застегиваоись. Люди же очень выросли за последние двести лет. Не мечтайте примерить эти платья — они ни на ком не застегнутся. Нормальный размер ноги современной женщины — 41! Мы стали совсем другими".

"В коллекции есть и платье вашей землячки, "Королевы красоты" Анжелики Агурбаш, а также певицы Алены Свиридовой. И даже есть платье начала 1960-х моей матери, актрисы, очень эффектной женщины — Татьяны Гулевич, оно рядом с манто Лили Брик".

"Сейчас у меня работает в разных странах девять выставок, в Минске — десятая. Затем следующая откроется в октябре в Баку — "Модернизм и мода 1960-х годов". Своего момента ждут другие выставки, например, подвенечного платья. Люди любят ходить и смотреть на уникальные вещи, потому что они вне конкуренции".

"Красоту могут оценить все. Кроме того, люди любят фоткаться со мной, еще лучше — прижаться ко мне, оценить, какой я — старик? Молодой? Высокий? Стройный? Женщины любят смотреть с практической взгляда на мои экспозиции — подошло бы это лично им... Но главное — посмотреть на Него: "Опиши Его — ну какой он?".

"Прямой контакт с конкретными вещами никакой интернет не заменит. В любом случае интернет всегда искажает цвет, там есть и фотошоп. И вообще, могу вам сказать, что на ту тему, которая меня интересует, я в гугле ответа найти не могу. Значит, там есть не все, не на все вопросы ответы. Там есть ответы на популярные вопросы, но есть вопросы, которые интересуют специалистов".

"У меня была выставка, где выставлены только мужские костюмы — называлась" Красавец-мужчина". Мужчины такие неопрятные, что изнашивают свой гардероб. Как правило, все мужские брюки от костюмов не сохраняются — их просиживают. А после еще донашивают на даче или в гараже. А женщины часто носят вещь всего один раз, потому что хотят после показать, что в этом они были в театре, а в этом целовались... Многие передают свои наряды в наследство, особенно в странах, где люди могут проживать в больших квартирах. Это преимущественно США, Великобритания. В отличие от Франции, где большинство людей проживают, главным образом, в малогабаритных квартирах, где нет антресолей... Несмотря на то, что французы законодатели моды, они страшно отрицательно относятся к старомодной одежде. Отдают, выбрасывают. А американцы и англичане сохраняют, даже пишут записки: эти носки прадед носил в 1843 году... Такие вещи с аннотациями часто попадаются на аукционе — это самое лучшее место для приобретения вещей. Потому что ни на каком блошином рынке мы не найдем вещи 1920-х ".

"У меня уже очень много домов. А в Беларусь я готов приезжать".

"Главный тренд современности — дырявые брюки, джинсы. Бедность, возведенная в ранг элегантности. По этому когда-то и будут судить о вещах 2017 года. Возвращались уже и высокая талия, и низкая, и плечики, и их отсутствие, и полоска, и клетка... Хотите что-то новое? Нового не будет. Можно всегда придумать из известных компонентов новый салатик с использованием известных компонентов, добавлением нового соуса. Отсюда новый вкус. Так и с модой ".

"Русской моды не существует. Есть русский стиль. Русская мода всегда подражала — голландской моде, немецкой, французской, английской. Мы привлекаем не как страна—законодательница моды, а как источник большого стиля. В России убит народный костюм, он существует в танцевальных ансамблях, из современных материалов, сшитый на машинке, с использованием синтетического жемчуга, пластмассовых камней, что не имеет отношения к национальной одежде. Носители национального костюма есть в Испании, Австрии, Японии, Индии, Шотландии, где люди носят такую ​​одежду. В реальной жизни российские женщины не носят сарафаны, а мужчины — косоворотки ".

"Все, кто сидит передо мной, одеты в трикотаж. Трикотаж может носить человек любого пола, потому что он растягивается на выпуклостях. Футболки, пуловер, свитер... В чем между ними разница? У девочек цветочек, а у мальчиков нет. Это унисекс. И говорить "как это так? почему унисекс?" не приходится. Разве женщины не украли у мужчин буквально все, включая подтяжки? А теперь вы горюете, что мужчины начинают что-то отбирать у вас? А зачем сами забирали? Мужчинам стало скучно, и многие дизайнеры представляют сегодня шелковые платья для мужчин. Это не будет пока широко популярным, но я видел уже штук десять таких коллекций. Беларусь в этом смысле более консервативна, но пройдет время, и произойдут какие-то перемены".

"Самые выгодные инвестиции — это мода недавнего прошлого, она всегда стоит очень дешево. Сейчас 2000-е не в моде, а вещи 1990-х уже стоят дорого. Рекорды продаж бьет прижизненный Версаче, то, что делал в свое время Гальяно. 2000-е пока никому не нужны, а знамениты они своим стилем порно-шика — все в стразиках, короткие юбки, джинсы в обтяжку, каблуки по 20 см. И сейчас такую ​​вещь можно отыскать за 3 евро. Скоро в секонд-хендах появятся и лабутены с их красной подошвой. После знаменитой песни они резко вышли из моды, поскольку стали воплощением верха вульгаризма. Я приобрету такую ​​пару".

"Брендовая одежда шьется в Китае. И производство практически любой вещи там стоит около 2—3 евро за предмет. А в магазине 200—300 евро. Если же говорить о кутюре, то платье может стоить от 20 до 60 тысяч евро. Это цена квартиры в Минске. Только в платье нельзя жить".

"Почти все костюмы создает для меня дизайнер Кирилл Гасилин, который знает мои мерки. Он мне сшил очень много костюмов. К вам я надел пиджак в крупный горох — модный сейчас тренд".

По завершении встречи Александра Васильева ждал приятный сюрприз — Ядвига Поплавская пришла в музей, чтобы не просто ознакомиться с выставкой, но и передать маэстро концертный костюм с галстуком синего цвета Александра Тихоновича и свой собственный концертный костюм желтого цвета.

Светлана БОРИСЕНКО

Оставить комментарий

Выбор редакции

Общество

«Профессия Учителя священна. Учителя, а не продавца знаний в школе»

«Профессия Учителя священна. Учителя, а не продавца знаний в школе»

Что такое образование: услуга, товар или все же жизненная необходимость?

Общество

Почему омоложение научных кадров принципиально важно?

Почему омоложение научных кадров принципиально важно?

На каком этапе нужно начинать воспитание будущего исследователя: в аспирантуре, магистратуре или еще в школе?

Общество

Маленьких пациентов с аритмией оперируют на базе РНПЦ детской хирургии

Маленьких пациентов с аритмией оперируют на базе РНПЦ детской хирургии

Проведенные оперативные вмешательства — это надежда на радикальное излечение для тех, кто сейчас в силу своего заболевания принимает серьезные лекарственные препараты.

Калейдоскоп

Веселые истории наших читателей

Веселые истории наших читателей

Когда-то в наших деревнях люди были моложе. Во всяком случае почти все они держали коров.